Дневник духовника олимпийских спортсменов России. Часть шестнадцатая. 23 февраля 2018 года

Пятница первой недели Великого поста.

Ранним утром ко мне на телефон пришла смс’ка из аэропорта от девушек-хоккеисток. Так необычно: ведь совсем недавно в их жизни ничего этого не было, а теперь они пишут священнику с просьбой благословить их в дорогу. Скажите, пожалуйста, возможно ли было бы это, если не принимать во внимание ту духовную христианскую традицию, которую русский человек воспринимает от самого рождения, которая вкладывается в его личность поколениями живших до него предков, и затем, при благоприятных к тому обстоятельствах, это семя веры, посаженное в сердце, прорастает, и мы можем наблюдать удивительные живые всходы. И это всё по Евангелию, не правда ли? Вспомните притчу о семени, о сеятеле… Знаете, как радостно было им отвечать на это сообщение? Ну честное слово, очень радостно…

Вообще, признаюсь вам: на этой заключительной неделе пребывания в Корее понятие времени с обычными его границами – утро, день, вечер, ночь – утратило для меня свою актуальность, поскольку нас с Москвой разделяет шесть часовых поясов, а ведь, несмотря на это, приходится регулярно созваниваться и решать различные вопросы, связанные с нашей московской приходской жизнью, занятиями нашей гимназии, проектированием будущего храмового комплекса... А Воскресная школа, а школа искусств, а дошкольный лицей... И наш спортивный комплекс тоже не оставишь без внимания: ведь это двадцать шесть видов спорта, которые продолжают развиваться и привлекать сотни людей, и через это идёт постепенное их воцерковление. Но ко всему этому, безусловно, необходимо добавить продолжение духовного окормления людей, оставшихся в Москве. Ведь они периодически звонят – и взрослые, и дети. Вот вдруг, посреди ночи, приходит сообщение – пишет юная девица: «Здравствуйте, батюшка, как Ваши дела?». А на это я вам вот что скажу: знаете, как я дорожу подобными сообщениями? Я обычно перезваниваю, даже если это ночью, и о чём-то рассказываю. Что же касается непосредственно самого дневника и его ежедневного ведения, то это вообще отдельная тема, и при всём прочем нужно ведь ещё успеть, чтобы очередная его страничка вовремя появилась на сайте. А поскольку всё это совершается по ходу, то приходится в пути, в машине, в часовне, на соревнованиях, в гостинице просматривать написанное и с помощью и усердием неутомимых помощников приводить в надлежащий вид. Поэтому прошу вашего снисхождения в отношении того, что в какой-то момент в тексте на сайте могут быть опечатки, которые потом мы корректируем в течение дня. Других вариантов у нас нет. А сейчас ведь ещё и первая неделя Великого поста – это и утренние Богослужения, и вечернее чтение канона, а если учесть ещё посещение мною спортивных мероприятий, то только с помощью Божией и получается выстраивать график. Ну вот. Наверное, об этом достаточно, и… Да, сегодняшний день – он особенный среди всех прочих, но давайте по порядку.

Начало движения вроде как обычно, однако ведь сегодня во всех храмах по окончании Литургии Преждеосвященных Даров читается канон с молитвенным обращением к святому великомученику Феодору Тирону, после чего совершается чин освящения колива. Ау, кто-то что-то об этом помнит? Да, было такое время, когда один неблагочестивый правитель решил совершить кощунственное действо, имеющее отношение к продаваемой на рынках пище, которую в числе прочих должны были покупать и вкушать христиане. Я нарочно не называю век и имя правителя и не рассказываю полностью эту историю: ведь у того, кто этим заинтересуется, есть возможность восстановить пробелы в моём рассказе. Итак, христиане посредством этой пищи должны были оскверниться. Всё было так продумано, так ловко с диавольской помощью подстроено… Но – происходит нечто, совсем необычное для восприятия человека неверующего, плотского и приземлённого, а для религиозного – абсолютно естественное: Бог не попускает совершиться такому злодеянию и вводит в эту историю того, кому сегодня в конце службы читался канон. Святой великомученик Феодор Тирон, явившись в видении пастырю христианской общины, предостерегает верующих от покупки на рынках осквернённой провизии и вместо неё велит употреблять в пищу коливо – размоченные зёрна с мёдом. И теперь имя этого святого входит в историю христианской Церкви первых веков и продолжает жить до сего дня, будучи молитвенно воспоминаемо каждый год во время Великого поста.

В этой истории немало интересного, но позвольте оставить её вот так – незавершённой, в виде набросков. Вроде бы необычно, но это же мой дневник. Да и что мешает тому, кто ищет, приложить крохотные усилия, чтобы получить ответы на интересующие его по этой теме вопросы. А что касается колива, то оно может быть сделано из разных зёрен: это может быть и пшеница, и рис, и какие-либо ещё другие злаки. А вообще, коливо – это ведь тоже символ, прообраз: за тем внешним, что мы видим телесным зрением, здесь просматривается нечто большее, ибо зерно – это древний символ воскресения. Ведь оно, положенное сухим, мёртвым в землю, имея в себе жизнь, прорастает и даёт плоды. Вот так и человек, тело которого после смерти будет положено в землю, в конце времён, как сказано в книге Откровения апостола Иоанна Богослова, восстанет и обновится для того, чтобы воссоединиться с бессмертной душой и начать следующий этап того пути совершенствования, о котором многие сегодня не знают и даже этим не интересуются...

Итак, в начале нашей духовной дорожной карты этого дня давайте поставим некую веху, которую возьмём из четвёртой песни канона:

«Слава Отцу и Сыну и Святому Духу. Избавителя молитвою, тебе воспевающих, блаженне Феодоре, от различных обстояний и страстей быти молим. И ныне и присно и во веки веков, аминь. Клас возрастившая животворящий, Неоранная Ниво, подающи мирови жизнь, Богородице, спаси поющия Тя» (из канона святому великомученику Феодору Тирону).

…Машина, дорога, КПП, деревня, перекрёсток. Да-да-да, перекрёсток, пересечение путей в центре олимпийской деревни, на котором вчера мы расстались с Ангелиной Голиковой и на котором сегодня мы с ней снова встретились. Как же звонко мы рассмеялись, когда это случилось! Вот так стояли на перекрёстке, смотрели друг на друга и смеялись. Слушайте, ну надо же – как будто мы и не расставались, или как будто ждали специально друг друга. Вот это совпадение! Мне было очень отрадно в очередной раз видеть неунывающую девушку. Я напомнил ей о старом советском мультфильме про Оха и Аха, и мы снова рассмеялись вместе. А в это время, не торопясь, слегка раскачиваясь в своих движениях, к нам приближался, идя из столовой, Олег Валерьевич Знарок, тренер нашей мужской хоккейной сборной, которой предстояло сегодня встречаться в полуфинале со сборной Чехии. Я извинился перед Ангелиной, что вынужден прервать наше общение, и обратился к поравнявшемуся с нами почтенному мэтру.

– Олег Валерьевич, доброе утро!
– Доброе утро!

И вот тут я должен вам признаться в том, в чём признался ему. Вы можете как угодно к этому относиться, но у меня было устойчивое внутренне ощущение, что я сегодня непременно его встречу. Можете мне не верить, но это было действительно так.

– Олег Валерьевич, а пойдёмте-ка со мной в часовню, а?
– Пойдёмте, – отвечал он.
– Давайте мы постоим немножко, помолимся и Господа позовём в помощь?
– Давайте.

Мы пошли, и хочу обратить ваше внимание на то, что мне пришлось перейти на другой размер шага. Олег Валерьевич шёл не торопясь, и я поймал себя на мысли, что вот сейчас передо мною через особенности походки в некоторой степени приоткрывается некая малая толика большого богатства личности человека, от которого сегодня миллионы людей моей страны ждут победы. Такая, скажу я вам, интереснейшая у него походка! Я бы сказал, походка стратега, стратилата. А ещё – да что скрывать? – знаете, о ком я подумал, когда со стороны осторожно, ненавязчиво наблюдал за этим движением полководца? Я подумал о Михаиле Илларионовиче Кутузове. Ну, честное слово. Моё второе образование историческое, и историю я люблю. А большой хоккей, как я уже отмечал раньше, смотрю с детства. Ну да, я подумал о Михаиле Илларионовиче. Вот такая у меня была ассоциация.

Мы оба, не торопясь, слега раскачиваясь, дошли до лифта, поднялись на первый этаж, зашли в часовню, и Олег Валерьевич, широко перекрестившись, поставил свечку. А потом… давайте оставим всё то, что было потом, в этой часовне – что было сказано, как и кем это было воспринято. Одно лишь отмечу: в какой-то момент дверь часовни открылась и к нам, ни слова не говоря, зашёл капитан нашей хоккейной сборной, Паша Дацюк. Было такое впечатление, что мы договаривались встретиться. Никто никого ни о чём не спрашивал. После сказанного мною пастырского слова я попросил и тренера, и капитана вынуть святоотеческое пожелание, написанное на обратной стороне рождественской открытки (они ещё у меня остались к этому дню). И опять, как и всякий раз в таком случае, они вынули то, что было важным для каждого из них, а ещё – поверьте мне, актуальным для сегодняшнего дня. Ведь в итоге в конце этого дня нас ожидала победа! Да, это было с большими трудами, но не мне писать о них. Было бы некорректным и нелепым с моей стороны нарушать данную границу: ведь сфера собственно спортивная является предметом компетентности специалистов-профессионалов. У меня же другие задачи, и я во время игры делал то, что как священник обязан был совершать: я молился. Они, ребята, трудились, он, тренер, мыслил и руководил, болельщики на трибунах вдохновляли, миллионы людей поддерживали у экранов, а я, получивший на это благословение от Святейшего Патриарха, пытался хоть в малой степени соответствовать высоте оказанной мне чести: я за них молился. И все мы были вместе, мы были и есть одна команда. Слава Тебе, Господи!

Давайте к хоккею мы потом вернёмся в конце, а пока обратимся ещё к одному событию, которое сегодня всех нас, безусловно, порадовало: два потрясающих выступления, две удивительные композиции наших фигуристок, Алины Загитовой и Евгении Медведевой, и – первая золотая и очередная серебряная медали! Я был свидетелем этого высокого искусства, этого тонкого мастерства – результатов титанического труда двух молодых девушек. Сколько же всего нужно вложить, пережить и претерпеть, чтобы это было именно так! Но даже при этом ведь не у всех так получается, а у них – получилось. У нас получилось, с огромными трудами и Божией помощью. Кстати, после того, как были объявлены результаты и состоялась церемония награждения победителей, мы встретились с тем журналистом, о беседе с которым я вам рассказывал ранее. И вот что полагаю важным отметить: у каждого из нас возникло большое желание пожать другому руку! Такое вот фронтовое товарищество, окопное братство. Бывает, взгляды разные, а цель – одна. Бывает, вложены труды многих, а победа – общая. Она была нужна, эта победа, ах, как она нам была сегодня нужна!..

Да-да, и снова о хоккее. Перед матчем я подошёл к нашему незабвенному Владиславу Александровичу Третьяку, чтобы поприветствовать и благословить его. Мы поздоровались, а вот дальше…

– Буду молиться, – сказал я.
– Да-да, будем молиться, – ответил он мне.

После финальной сирены мы сфотографировались вместе. А ещё вместе с нами в этом ледовом дворце поддерживал хоккеистов глава Олимпийского комитета России Александр Дмитриевич Жуков, приехавший на игру из аэропорта, куда он прилетел сегодня из Москвы. Вот так прямо с корабля на бал! И на какой бал...

Хочу поздравить всех наших мужчин, всех наших воинов с Днём защитника Отечества. Его приходилось защищать и на Куликовом поле, и под Полтавой, и на Бородинских просторах… и теперь – на корейском льду. Какое же оно у нас дорогое, наше Отечество, и как же мы её любим, нашу Россию! Давайте не будем про других, давайте сегодня, сейчас будем о себе, и те трудности, которые у нас возникали и возникают, в том числе и в эти дни и часы продолжающейся Олимпиады, давайте будем продолжать нести вместе, одной командой и, конечно, с Божией помощью.

В конце дорожной карты этого дня я предложу вам попробовать на вкус удивительное духовное коливо. Сейчас время воздержания, поэтому принято вкушать немного и не досыта, а тем более тем, кто, может быть, вообще редко принимает духовную пищу. Поэтому – совсем чуть-чуть, но всё же отведайте. Как оно вам покажется? Ангела вам за трапезой.

«Силою неподимою, Феодоре, страстотерпче, варварскую дерзость и моя страсти погуби» (из канона святому великомученику Феодору Тирону).

«Веру Христову яко щит внутрь прием в сердце твоем, противныя силы попрал еси, многострадальче, и венцем небесным венчался еси вечно, Феодоре, яко непобедимый» (кондак канона вмч. Феодору Тирону).

«Сам, Всеблагий Царю, и семена сия с различными плоды благослови, и от них вкушающия освяти, яко в славу Твою, и в честь святаго великомученика Феодора Тирона, сия предложишася от Твоих рабов, и в память во благочестивой вере скончавшихся» (из молитвы на освящение колива).

 

Настоятель храма,
духовник олимпийских спортсменов России
протоиерей Андрей Алексеев