Дневник духовника олимпийских спортсменов России. Часть четырнадцатая. 21 февраля 2018 года

Среда первой недели Великого поста.

«Услышит тя Господь в день печали, защитит тя имя Бога Иаковля». «Даст ти Господь по сердцу твоему и весь совет твой исполнит». «Сии на колесницах и сии на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовем» (Пс. 19).

Движение по карте первой седмицы продолжается, и этот наступивший день – не исключение. Всё, как обычно: машина, направление к олимпийской деревне, быстрое прохождение досмотра и дорога до нашего 805-го корпуса. Да, кстати: ещё в машине сопровождающий и опекающий меня Владислав Кичигин расстроенно и даже несколько оправдываясь сказал:

– Знаете, моя жена, человек верующий и ходящий в храм, посетовала, что я не хожу в часовню: она ведь регулярно читает в «Дневнике духовника…» про службы, которые Вы совершаете в деревне. Батюшка, я бы с удовольствием приходил, но у меня же нет аккредитации… Вы ведь знаете…
– Конечно, я знаю.

Действительно, без аккредитации попасть в олимпийскую деревню нельзя никому, даже очень большим людям. Таковы правила. Но как же интересно получается: мы говорим о посте как о времени покаяния, Влад опекает меня здесь, а его супруга читает в Москве дневник, и – вот такой разговор. Чудны дела Твои, Господи! А Влада я утешал чтением вслух того, что можно было успеть по пути до деревни. Ну и ещё, конечно, рассуждениями на какие-то текущие темы, приправленные духовной солью, разумеется.

«Что ж – сегодня я, похоже, действительно никого по пути в часовню не встречу. Вот и наступил этот день», – подумал я и тут же увидел идущую мне навстречу уже в подземном паркинге Ольгу Викторовну Воталовскую, с которой мы любезно раскланялись, помня о предстоящем матче за бронзу в женском хоккее между Россией и Финляндией. Ольга Викторовна – член женского комитета Международной федерации хоккея и начальник отдела женского хоккея Федерации хоккея России.

А потом я встретился и познакомился с Алексеем Юрьевичем Яшиным, доктором нашей команды по шорт-треку. До этого мы с ним не пересекались, поэтому на знакомство и общение ушло некоторое время.

Ну а потом я пришёл в часовню, и уже по обычаю вскоре туда стали стекаться наши девушки-хоккеистки. Сегодня их было двенадцать. Я служил молебен, они читали записки, а потом я разговаривал с ними о посте для спортсменов – в числе прочего поделился и тем, что в эти дни мне звонили и писали ребята, с которыми мы познакомились и подружились ещё в Рио и в Дьёре. Так что вопрос о том, как спортсменам проходить время великопостного воздержания, в течение последних дней вставал для меня уже неоднократно. Как же тут быть? Ведь человеку, представляющему страну на международных спортивных соревнованиях, необходимо употреблять конкретную пищу: всё расписано, согласовано, таковы правила. Конечно, это так, но и здесь можно найти свою меру, посоветоваться со священником и определить, от чего в принципе ты готов отказаться, не нарушая установленного режима питания. Речь здесь может идти не только о еде – важно найти что-то такое, в чём ты мог бы добровольно ограничить себя на это время. Вообще, в жизни у спортсмена, тем более такого серьёзного уровня, свой постоянный пост. Эти люди себе не принадлежат, их служение – большой труд, постоянное напряжение, вынужденный отказ от многого того, что для обычного человека является нормой, и данное обстоятельство тоже нужно учитывать. Вот такие темы мы сегодня поднимали в общении перед молебном.

А потом я отпустил девушек, предварительно пригласив их прийти на чин Великого повечерия. Ввиду времени их игры за третье место мне пришлось перенести его на дневные часы, чтобы они смогли поприсутствовать, а я – исполнить их просьбу и совершить молебен для всей команды в раздевалке, как это было перед четвертьфиналом со сборной Швейцарии. И вы знаете, в назначенное время девушки пришли. Перед началом повечерия я рассказывал им о покаянном каноне, в котором звучат библейские мотивы, выражающие плач души о своих грехах. Преподобный Андрей Критский, его автор, движимый Духом Святым, листая страницы Священного Писания, проводя аналогии, соединяя библейскую историю с современностью, одновременно бросая пастырский взгляд в грядущее, натягивая незримые внутренние нити, на которые он, как на чётки, нанизывает рассуждение о добродетелях, приправленное покаянным воздыханием впадшей в грехи, но сокрушающейся о своих страстях души, создал духовный шедевр, гимн покаяния! Он настолько живо и образно выстроил канву своего повествования, настолько мастерски объединил прошлое, настоящее и будущее, так ярко обозначил внешнее и внутреннее, что всякий раз, когда соприкасаешься с этим грандиозным духовным трудом, испытываешь состояние потрясения от его глубины и высоты, которую ещё нужно, вооружаясь молитвой, учиться осваивать и вмещать...

Я обратил внимание на то, как девушки слушали. В каждой из них шла незримая духовная работа, и меня как священника это не могло оставить равнодушным. Для них в это время открывался целый огромный мир, в который души этих молодых девушек вступали с готовностью познавать и осваивать новую, пока ещё мало им знакомую жизнь. Ту жизнь, к которой имеет стремление душа каждого человека, но как важно, чтобы в нашей жизни состоялось движение в эту сторону. Двоим из них я, кстати, назначил послушание, и это уже не в первый раз: одной – отвечать за свечи, а другой – за вентиляцию, больше или меньше открывая окно, находящееся в часовне. И в этом тоже нужно было навыкнуть: ведь откроешь недостаточно – будет душно, комнатка-то небольшая; а откроешь слишком широко – станет прохладно, на улице ведь всё-таки зима, хоть и корейская. Так что и в этом новом деле приходилось им трудиться. Такие вот у нас в сборной хоккеистки – трудницы и послушницы.

А потом у них были вопросы: «Батюшка, а что делать, чтобы не волноваться перед игрой?», «Отец Андрей, а я давно уже не забиваю голов, подскажите, как быть?», «А я мужу позвонила, и мы хотим к Вам потом приехать в храм. Я давно уже думала – как это хорошо, когда есть священник, с которым можно посоветоваться, спросить о разных вещах», «А я хоть и не в Москве живу, но тоже хочу приехать к Вам в гости. Можно?», «А у нас в команде больше десяти человек из подмосковного города Дмитрова. Когда мы сможем с Вами ещё увидеться в Москве?»…

Одним словом, всего не перечесть, но так за общением пришло, наконец, время и им, и мне собираться для выезда на матч. Мы договорились, что непременно вернёмся ко всем этим (а возможно, и ещё каким-то другим вопросам) после игры.

До манежа, в котором проходила игра со сборной Финляндии, мы добирались каждый на своём транспорте: тренеры, врачи, руководители команды и сами хоккеистки – на автобусе, я – на машине. Как пройти в раздевалку, я уже знал. Кстати, вот неожиданность-то: в этот раз меня пропустили в манеж, даже не обратив внимания на бутылку со святой водой. А дальше, на проходной уже по пути к раздевалке, мне был задан волонтёром вопрос, кто я такой и куда иду, на что я ответил, что я доктор и иду к хоккеисткам своей сборной. Больше вопросов не было. Но ведь я действительно доктор: храм называют духовной лечебницей, следовательно, кто такие священники? Ну, вот так...

В раздевалке сегодня собрались все. После памятного матча со Швейцарией было много ожиданий и волнения: как-то сложится? Рассуждая о грядущей встрече, я попросил девушек помнить о том, что на спортивной площадке может быть всё, что угодно – и победа, и поражение, ведь в спорте многое непредсказуемо. Но собраться, настроиться и достойно выступить – вот это важно. Сейчас для них этот матч – то большое дело, которое поручено им великой страной и народом, которые они представляют здесь, на этой международной площадке, поэтому, чем бы всё ни завершилось, надо, помолившись, постараться провести эту встречу так, чтобы осознавать себя в команде частью единого целого. Это как в большом оркестре, где каждый музыкант должен сыграть на своём инструменте в нужное время нужную партию, и тогда все в концертном зале смогут услышать красивую музыку. А для этого необходимо внимательно слушать тренера, поддерживать друг друга, ни в коем случае не сквернословить; тем, кто к этому готов, – непременно молиться, призывая Бога в помощь; бороться до конца, чтобы по окончании игры, независимо от результата, совесть нас не упрекала и мы могли честно признаться и себе, и другим, что сегодня отдали все силы и приложили старание, и поэтому нам не стыдно. Слава Богу за всё...

Да, мы знаем, что этот матч наши девушки проиграли со счётом 2:3, но вот стыдно за них действительно не было. Будучи, как я уже говорил, самой юной сборной на этом турнире, они смотрелись замечательно на протяжении всей игры и, прилагая старание, демонстрировали мастерство, которое затем, после матча, не могли не отметить и наши специалисты, и финские тренеры, и комментаторы, и зрители. И кстати: за всё время участия женской хоккейной сборной России на Олимпийских играх наша команда впервые заняла почётную четвёртую строчку. Для столь юной (по годам хоккеисток) команды всё ещё впереди, но самое главное не это. Что меня в них особенно порадовало, это их доверие, готовность стараться поддерживать друг друга, больше внимания уделять для того, чтобы сдерживать свои эмоциональные проявления. Ну и, конечно, то, что в эти дни они – кто впервые, а кто в очередной раз, – вот так, естественно открыли для себя двери храма, нашей маленькой походной часовни, куда они спешили каждый день и куда непременно придут и завтра, как мы уже договорились, созвонившись после игры.

Ещё хочу с вами поделиться вот какой новостью: с тренером команды, Алексеем Владимировичем Чистяковым, мы договорились о том, что завтра в полдень непременно встретимся в олимпийской деревне и обговорим перспективу приезда девушек к нам на Патриаршее Подворье, в храм святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Северном Бутове, куда за эти почти два года моего «спортивного послушания» духовника олимпийской сборной России уже приезжало немало спортсменов и несколько сборных – по гандболу, по синхронному плаванию, по фехтованию и по волейболу. Что ж, хоккеисток у нас ещё не было. Будем ждать, будем принимать – непременно с колокольным звоном, с хлебом-солью, с белыми голубями, конечно, с трапезой. Бог даст, с концертом нашей Школы искусств, с оркестром и, разумеется, с подарками. И снова – слава Богу за всё!

А завтра после утреннего молебна, в котором девушки поучаствуют, чтобы духовно поддержать всех, кто ещё продолжает свои выступления на Олимпийских играх, они отправятся смотреть матч за золото между женскими хоккейными сборными Канады и США. Потом будут собирать свою экипировку, а потом, может быть, успеют на Великое повечерие. А после этого по договорённости с тренером мы с девушками решили провести прощальное чаепитие, собравшись наверху – там, где есть комната побольше, чтобы можно было по-семейному пообщаться, поговорить о главном, ну и, конечно, задать священнику самые-самые разные вопросы. Так что, признаюсь честно, я благодарю Бога, что всё это вот так складывается и, надеюсь, будет продолжаться и дальше – как и с теми, кто после подобных спортивных мероприятий уже стал для меня духовно близок и дорог, открывая свою душу и сердце перед Христом и впуская Его во святая святых своей души. Признаюсь, быть свидетелем такого чуда – непередаваемая радость...

Надо сказать и о том, что, конечно, сегодня мы все ждали победы нашей мужской хоккейной сборной в четвертьфинальном матче с норвежцами. В перерыве женского хоккея я смотрел шайбы, заброшенные нашими русскими богатырями на коньках. Итоговый счёт – 6:1 в нашу пользу. Очень солидно, достойно, красиво. В лыжах этот день также принёс нам очередную награду: Денис Спицов и Александр Большунов стали серебряными призерами в командном спринте. А наши фигуристки-одиночницы прекрасно выступили в короткой программе, поставив сразу два мировых рекорда: сначала Женя Медведева получила 81,61 балла, превзойдя свой же рекорд, поставленный в короткой программе в ходе группового соревнования, а затем Алина Загитова с оценкой 82,92 превзошла этот результат. Браво! Будем ждать произвольной программы и, конечно, молитвенно поддерживать наших девушек.

А в завершение этой страницы дневника: прочитав, по сложившейся уже здесь традиции, чинопоследование, положенное на среду первой седмицы поста, я собрал и записал те высказывания, которые наиболее живо отражались в моём сердце в связи с происходящими событиями и отзывались эхом в моей душе. Поделюсь некоторыми из них, из канона на Утрени среды, перенося их в дневник из ежедневника:

«Утвердися сердце мое во Господе».
«Господь … смиряет и высит, восставляет от земли убога и от гноища воздвизает нища».
«Господь Бог мой, сила моя и учинит нозе мои на совершение».
«И на высокая возводит мя, победити ми в песни Его».

 

Настоятель храма,
духовник олимпийских спортсменов России
протоиерей Андрей Алексеев