Дневник духовника олимпийских спортсменов России. Часть девятая. 16 февраля 2018 года

Четверг Сырной недели, попразднство Сретения Господня.

Начало сегодняшнего дня было необычным. В чём заключалось его своеобразие? В том, что публикация дневника за предыдущий день по объективной причине задержалась. Дело в том, что наша уважаемая Мария Сергеевна Михайленко, дорогая Машенька, возвращалась от бабушки из Волгограда. Дороги длинные, связь есть не везде – одним словом, информацию я передал, а вот разместить её на сайте можно было уже только после возвращения в Москву. Поэтому утро началось с смс’ок: «Батюшка, что случилось?», «Батюшка, всё ли у Вас в порядке?», «Батюшка, почему нет следующей страницы дневника?». Но самое интересное меня ожидало в машине: мой сопровождающий, Владислав Кичигин, вдруг говорит мне, опустившемуся на сидение автомобиля и готовому ехать в олимпийскую деревню: «Отец Андрей, моя жена очень интересуется, что с дневником, будет ли продолжение?». Вот такая, понимаете ли, история. Но теперь мы все на своих местах (а Маша здорово справлялась с важными обязанностям, даже находясь в отъезде, а уж теперь, по возвращении в Москву, всё и подавно будет хорошо, с Божией помощью)… в общем, идём дальше.

Утро было таким тёплым, что можно было распахнуть куртку. На КПП деревни меня уже не досматривают: формально проверяют мой портфель, пропуская через соответствующий аппарат, но не обыскивают, как раньше. Мило улыбаются, раскланиваются и предлагают проходить. Представляете, я не опасен – это ведь хорошо.

Когда я, щурясь от солнца, вошёл во внутренний двор олимпийской деревни, то увидел молодых людей, одетых в национальные костюмы. Они к чему-то готовились и стояли в стороне от дороги, ведущей от контрольно-пропускного пункта. Мне стало интересно, тем более, что теперь я знаю уже целых три местных слова: кроме «добрый день» – ещё «спасибо»: «кан са ханида», и «хорошо»: «ту айё». В общем, вы понимаете, что это уже приглашение к диалогу, и как же можно при наличии такого большого словарного запаса не развивать общение с представителями этого интересного народа? Что я и сделал. В итоге фотоархив за сегодняшний день пополнился снимками, которые многих, уверен, порадуют, – как и фотографии вместе с молодыми людьми при входе на спортивный объект, где проходил хоккейный матч Россия – Словения. Это тоже очень интересные кадры, но об этом позднее. А пока, попрощавшись с моими новыми корейскими знакомыми по-английски и по-русски (кстати, нужно будет выучить ещё одно слово: «до свидания»), я поторопился к нашему корпусу. И когда я проходил по мостику – там есть такой мостик, устланный циновками (вы знаете, наверное, завтра я сделаю фото некоторых мест в олимпийской деревне, и вы сами посмотрите и мостик, и ещё что-нибудь; я буду идти и делать по пути снимки, выполняя просьбы тех, кто мне пишет в эти дни: «Батюшка, побольше фотографий!». Хорошо, сделаем). Так вот, когда я шёл по мостику, меня окликнул человек – по-русски, но с английским акцентом. Обернувшись, я увидел мужчину средних лет, одетого в спортивную одежду. На груди у него висел бейдж с аккредитацией (без аккредитации в деревню не попадёшь), под мышкой была коробка, но о её содержимом позже.

– Вы священник? – спросил он меня.
– Священник.
– Русской Православной Церкви?
– Да.
– А я тоже священник, я пастор, спортивный капеллан. Меня зовут Карл Дамбман.
– Вы сопровождаете какую-то сборную?
– Нет, я представляю организацию International Sports Chaplain.
– Как интересно! Я бы хотел с Вами пообщаться. Возможно это сделать сейчас?
– Да, конечно, – ответил Карл и предложил мне перейти на «ты».

Я не отказался. Мы сфотографировались около олимпийских колец, и затем Карл ненадолго заглянул в нашу часовню. Вот что мне удалось о нём узнать из разговора: организации, в которой он трудится, уже 50 лет, а самому Карлу 67. Пастором он стал в 1977 году, после окончания Библейской школы, а до этого занимался вольной борьбой и входил в состав сборной США, причём принимал участие в одной из Олимпиад – как я понял, 1976 года. А вот на Олимпийские игры 1980 года, проходившие в Москве, он не приезжал по причине бойкота со стороны Соединённых Штатов Америки и ряда других стран Запада. «К сожалению, – как сказал мне мой коллега. – А так хотелось». У пастора Карла американское гражданство, а проживал он и в Австрии, и в Германии, и даже какое-то время в Москве. Нынешняя Олимпиада для него уже 18-я: до этого он был на 11-ти летних и 7-ми зимних играх. На мой вопрос о его конфессиональной принадлежности мой спортивный духовный товарищ ответил, что он протестант. Как я понял с его слов, он не принадлежит к какой-то из известных мне протестантских конфессий (хотя и выступает на собраниях некоторых из них), а сама организация, указанная на данной им мне визитке, является одним из направлений протестантизма. Когда Карл открыл коробку, в ней оказались книги, и мне был им подарен один экземпляр Библии.

– Это Священное Писание Ветхого и Нового Завета, – сказал спортивный капеллан Карл.

Я взглянул на обложку: на ней были изображены олимпийские кольца, кубок с огнём и надпись: «Есть нечто важнее, чем олимпийские награды» – кажется, так. Прошу прощения, экземпляр остался в часовне. Завтра я уточню, сфотографирую обложку и приложу фото к архиву грядущего дня.

И знаете, о чём я подумал? Я решил продолжить это общение, и вот почему: безусловно, есть моя позиция как православного священника в отношении истинности веры и полноты этой истины, которая в неизменном виде хранится только в Православии. Это так. Вместе с тем, спортивной религиозной организации, которую представляет этот готовый к диалогу человек, уже более полувека, и за это время ими наверняка было что-то сделано, и, полагаю, в связи с этим они имеют, возможно, ценные наработки и опыт. И у меня возникла мысль познакомиться с деятельностью этой организации, посмотреть на то, как там поставлена работа, поучиться тому, что может быть полезным для меня в той деятельности, которой я занимаюсь. Ведь, по словам святителя Василия Великого – помните, мы об этом уже говорили, – лучшее надо брать даже у язычников, конечно, не отказываясь при этом от своего и не размывая границы. В общем, мы обменялись контактами, а там дальше посмотрим, что из этого выйдет. Спортивный пастор Карл ушёл, и тут же после его ухода в часовню пришли девушки-хоккеистки.

– Мы на молебен!
– Здорово, заходите!

Наше с ними общение стало уже таким живым и естественным, что как-то даже не верится, что мы знакомы всего несколько дней.

– Ну, как вы после вчерашнего матча? Вообще, скажу, что мне игра понравилась, вы старались. Тем более, что это была одна из тех встреч, в которых по существу ничего не решалось.
– Да, батюшка, самое главное начнётся завтра. Согласно регламенту игр мы попали в ту группу, где играют самые сильные команды: их четыре, и все они выходят дальше. Мы заняли последнее место, проиграв всем командам-соперницам, но это не влияет на дальнейший результат. А вот из соседней группы, где тоже были четыре команды, выходят только две лучшие сборные, которые будут играть в четвертьфинале, а две другие выбывают. Поэтому нам завтра, в субботу, играть с командой Швейцарии, занявшей в своей группе первое место. И мы Вас хотим попросить прийти к нам в раздевалку перед игрой, чтобы Вы там послужили молебен и благословили нас на матч.

– А что по этому поводу думает ваш тренер? – спросил я у девчонок.
– Мы с ним ещё об этом не говорили.
– Ну, дорогие мои, во-первых, спасибо за приглашение. Я-то в готовности, но сначала нужно спросить старшего. Мне бы на его месте это не понравилось: что кто-то вот так, без его приглашения и согласия, вдруг пришёл в то место, где он по праву командует и распоряжается.
– Хорошо, мы спросим и сообщим Вам.
– Замечательно, – ответил я.
– А знаете, батюшка, мы тут смотрели в интернете, что пишут про нашу команду.
– И что пишут?
– Да ничего хорошего, столько грязи, – сказала одна из девушек.
– Слушайте, девчонки, я вам скажу: нашли, куда смотреть и что читать. И вообще, знаете, что писал преподобный Паисий Святогорец – был такой подвижник, грек, на Святой Афонской горе. Много мудрых поучений им составлено, и как же они пригождаются сегодня, потому что написаны на доступном современному человеку языке. Рекомендую вам почитать его книги. Знаете, как интересно? И вполне по силам будет для вас.
– А что он пишет? – спросила Катя.
– Да вот он говорит: старайтесь быть похожими на пчелу, а не на муху.

Девчонки заулыбались: «Это как?».

– А вот так: муха – она ведь даже на цветущей поляне найдет навоз, сядет на него и будет по нему ползать. На то она и муха. А пчела даже на навозной куче отыщет-таки хоть маленький цветочек, соберёт нектар, и из него получится вкусный мёд. Две букашки – а такие разные. А ещё мне сказал когда-то мой научный руководитель в Московской духовной академии: «Зачем искать что-то интересное и ценное на помойке? Нет, конечно, что-то можно найти и там, но при этом сильно испачкаешься». Вы лучше в тех местах, где можно испачкаться, не ищите, не тратьте свои силы и время. Конечно, в интернете отнюдь не всё плохо, но давайте учиться отделять плохое от хорошего и не осквернять себя тем, что душевредно, неполезно и опасно.

Во время молебна я попросил девушек мне помочь и дал им прочитать поминальные записки с именами спортсменов из других команд. Записки же с именами хоккеисток читал уже сам. Вы знаете, это тоже объединяет: ведь все мы – одна команда… А дальше я уже по обычаю сделаю паузу, потому что после молебна мы общались и обсуждали интересующие их вопросы: о семейной жизни, о рождении и воспитании детей, об отношениях между мужчиной и женщиной. Но пусть этот разговор останется между нами. Спасибо, что вы понимаете.

Как выяснилось, не всем хоккеисткам я давал вынимать душеполезные поучения, которые, как я уже упоминал, привёз с собою из Москвы, – те открытки, что мы обычно раздаём прихожанам на Рождество и на Пасху, на одной стороне которых красивый рисунок кого-то из учащихся нашей Воскресной школы, а с другой стороны – короткая назидательная цитата из Святых отцов Православной Церкви. В этот раз девушки достали поучения о необходимости бороться с раздражением, учиться искусству не обижаться, просить прощения и не завидовать. Комментируя одно из поучений, которое, как обычно, пришлось ко двору – знаете, так оно всегда удивительно и бывает: каждый вынимает то, что нужно именно для него, – так вот, поясняя написанное в открытке, я вспомнил одну историю о двух соседях. Как-то эти соседи поссорились, стали враждовать друг с другом и в этой болезни дошли до состояния взаимной ненависти. Ведь если с духовной болезнью не бороться, то она становится всё сильнее и сильнее, потому что за ней стоит реальная тёмная сила, которая мучает человека. И, наконец, один из несчастных, истязаемый падшим духом, вот что учудил: он взял старое, грязное помойное ведро, наполнил его нечистотами и тёмной осенней ночью поставил его под дверь дома, где жил его сосед. А сам аккуратно перелез через забор и был таков. Когда же наутро его сосед открыл дверь, то ведро упало и все нечистоты разлились по веранде и по лестнице, и такая поднялась вонь... Первый порыв у обиженного был страшный, но, по милости Божией, он вял себя в руки, сел в машину и поехал в храм. Слава Богу, что так. Подошёл к батюшке, всё рассказал ему и попросил совета, в ужасе от того, какие мысли лезли ему в голову после пережитого унижения. Духовно рассмотрев эту ситуацию, разобрав её на составные части, пропуская через Евангелие, батюшка долго говорил с пришедшим к нему мужчиной. А потом, поддерживая и возгревая в нём добрые чувства, поисповедовал его и дал ему мудрый совет. И вот что было дальше: вернувшись домой уже в другом состоянии, этот мужчина до блеска начистил помойное ведро, а потом набрал в него самых лучших яблок из своего сада и отнёс к дверям соседа. Когда на следующее утро тот вышел на улицу и увидел такую вот христианскую «месть», которой явно не ожидал, он разрыдался. Ему стало стыдно за свой поступок, а усиливало чувство стыда то, что он вспомнил, как его покойная мать именно в этом ведре, когда-то новом, ею купленном, приносила из их семейного сада красивые вкусные яблоки. Точь-в-точь как эти… Соседи помирились и вскоре стали друзьями.

После того, как девушки уехали на тренировку и видеоразбор вчерашнего хоккейного матча, я некоторое время решал организационные вопросы с работниками штаба нижней деревни. В процессе общения выяснилось, что спортсмены горной деревни, которых я намеревался сегодня навестить, до самого вечера будут на соревнованиях, поэтому ехать к ним в этот день нет смысла. Также, пока мы общались с хоккеистками, уже прошли соревнования, в которых принимали участие наши спортсмены и на которые я предполагал, если получится, пойти. И в очередной раз я подумал: вот так строить планы... Но Господь Сам определил, где я, священнослужитель, был нужнее, и я нисколько не жалел о том, что пришлось внести изменения в свой распорядок дня.

Я завершил общение с работниками штаба, сделал несколько важных звонков и пошёл на обед в столовую. По пути познакомился с начальником нашей девичьей хоккейной сборной, Сергеем Михайловичем Сергеевым, и обратил внимание на то, что он тоже умеет брать благословение у священника, выказывая глубокое уважение к пастырю Церкви и почтение к священному сану. На обеде общение продолжилось, причём в столовой мы снова увиделись с нашими хоккеистками – и с теми, кто приходил в часовню, и с другими, кто ещё не успел там побывать. Одним словом, собеседование продолжилось и закончилось около 16 часов, после чего все мы – они на автобусе, а я на машине – поехали смотреть хоккейный матч, в котором наши мужчины-хоккеисты обыграли сборную Словении со счётом 8:2. Хорошая разминка перед матчем с американцами! Ведь завтра наши мужчины играют со сборной США, и этого матча здесь ждут все – вы сами понимаете, почему. Поэтому завтра вечером в ледовом манеже предполагается аншлаг. Кстати, не могу не отметить потрясающую поддержку хоккеистов нашими болельщиками: она была настолько горячей, что временами казалось, будто мы находимся в Москве, даже музыка русская звучала.

В перерыве между первым и вторым периодами мы наконец-таки познакомились с главным тренером женской хоккейной команды, Алексеем Владимировичем Чистяковым, и обсудили, как будет проходить завтрашний молебен перед игрой со сборной Швейцарии. А в перерыве между вторым и третьим периодами меня познакомили с консулом Российской Федерации в Корее Сергеем Анатольевичем Гнеником. У него ко мне была просьба – надо же, и у консулов бывают просьбы к священникам! Да и, в общем-то, всё совершенно обычно: оказывается, посольство получило два автомобиля, и Сергей Анатольевич попросил их освятить. Мы сверили своё расписание на ближайшее время и утвердили для освящения машин завтрашний день – как раз после хоккейного матча женской сборной.

– Время будет самое обеденное, – сказал Сергей Анатольевич, – так что милости прошу.

«Так, – подумал я, – значит, завтра обедаю не в олимпийской столовой!».

– А, да ведь у Вас пост! – вдруг спохватился добродушный любезный хозяин.
– Что Вы, Сергей Анатольевич, ещё пока масленица! – вежливо улыбаясь, ответил ему я.
– Тогда всё в порядке.

Мы попрощались. На выступление конькобежцев я уже не поехал: нужно было вернуться в гостиницу и согласовать по телефону ряд вопросов в отношении ближайших дней: речь шла о моих переездах, о предстоящих мероприятиях, конечно, о воскресной Литургии, а ещё о возможности посещения в больнице нашего травмированного сноубордиста Николая Олюнина. А потом предстояло написать очередную страничку дневника и порешать некоторые московские вопросы – куда же без них.

Пользуясь возможностью, хочу поздравить с днём Ангела всех тех, чьей небесной покровительницей является святая праведная Анна, дочь Фануилова. Среди них – и супруга моего сына, Анечка, у которой сегодня ещё и день рождения. Буду звонить и поздравлять. А всем вам – мир и благословение от Господа!

Настоятель храма,
духовник олимпийских спортсменов России
протоиерей Андрей Алексеев